Константин Солодухин,
генеральный директор Национального центра информатизации

 

Для чего России нужны сети 5G? Может быть, можно подождать и использовать пока сети четвертого поколения?

Конечно, сети 4G в России сегодня одни из самых развитых в мире, но уже сейчас начинает ощущаться нехватка их ресурсов. Первые коммерческие сети четвертого поколения в стране начали работу в 2012 году. Смена поколений в сетях сотовой связи происходит примерно каждые десять лет, и это не маркетинговый прием, а технологическая необходимость. Вспомните, какие скорости у мобильного интернета были до сетей четвертого поколения! 3G было вполне достаточно для работы электронной почты или общения в социальных сетях, а например массовые видеозвонки были недоступны и казались фантастикой. Сегодня же речь идет о скором применении в мобильных устройствах технологий виртуальной и дополненной реальности, и мы понимаем, что пропускной способности сетей 4G для этого уже не хватает.

Но, как это обычно бывает, смена поколений мобильной связи дает не только прирост скорости. И здесь мы подходим к самому важному.

Мобильная связь, мобильный интернет и раньше были инфраструктурной основой цифровой трансформации отраслей. Самый простой пример — ни Uber, ни Яндекс.Такси не смогли бы выйти на рынок, работая на сетях третьего поколения. Но пятое поколение мобильной связи — оно уже даже в большей степени про цифровую экономику, чем про массовый рынок связи. Да, скорости в 5G выше, чем в 4G, и, как я уже сказал, это важно. Но не менее, а может и более важно, что сети 5G смогут одновременно поддерживать на порядок больше соединений. Если сейчас это приблизительно 100 000 соединений на квадратный километр, то в 5G их будет миллион. А это значит, что становится возможной связь не только с абонентами-людьми, но и с целыми сетями подключенных вещей.

Еще одна особенность сетей 5G — крайне низкая задержка сигнала. Мы постепенно приближаемся к тому, что ученые называют тактильным интернетом. Что это значит? У человека разные органы чувств реагируют на раздражители с разной скоростью. Например, на звук мозг успевает отреагировать за 100 мс, на визуальный раздражитель — за 10 мс, но быстрее всего он реагирует на осязание — на это мозгу хватает 1 мс. Так вот, по сравнению с сетями 4G, где задержка непредсказуема и составляет обычно десятки миллисекунд, технология 5G позволит создавать сети с гарантированной сверхнизкой задержкой в единицы миллисекунд.

Вы скажете — зачем нам это нужно? Сегодня все АСУ ТП на производствах продолжают использовать оптику или медную проводку. Почему? Потому что проводное решение дает понятную задержку сигнала. Если вам нужно при достижении определенного давления в котле открыть заслонку, то вам важно гарантировать, что сигнал дойдет от датчика до сервера управления и от сервера до заслонки в течение определенного времени. До недавнего времени мобильные сети этого сделать гарантированно не могли и оставались вне автоматизации производств. Внедрение 5G означает конец эры главенства проводов на производстве. Это освободит промышленность примерно так же, как мобильная связь освободила сотрудников от привязки к конкретному рабочему месту.

Вот и получается, что связь пятого поколения — это фундамент будущей цифровой экономики. Что за здание на нем будет построено, в каком стиле, какого цвета — это можно будет варьировать. Размер и прочность этого здания будет зависеть от фундамента, то есть от сетей связи.

Зачем России собственное оборудование связи? Не проще ли и дешевле использовать импортную технику?

Если позволите, я продолжу аналогию с фундаментом и зданием. Представьте, что вы построили небоскреб, а в фундаменте оказалась трещина. Это же угроза для всего здания. А если трещина не случайно появилась? Или какие-то негодяи специально оставили при закладке фундамента бомбу с детонатором — остается только сигнал дать, и она взорвется?

Пока здание цифровой экономики будет покоиться на фундаменте сетей связи на импортном оборудовании, мы не можем быть уверены, что там нет «‎бомбы», что кто-то завтра не превратит все это оборудование в бесполезный хлам одним мановением руки! До откровений Эдварда Сноудена казалось, что это паранойя, но сегодня, имея на руках информацию, уже нельзя просто отмахиваться от вопросов безопасности.

Если 5G — это фундамент цифровой экономики, то переход в этой области на отечественное оборудование — это, если хотите, его гидроизоляция.

И тут совершенно не важно — американским будет оборудование, шведским или китайским. Это вопрос суверенитета нашей национальной цифровой экономики.

Какие в стране есть наработки по беспроводным сетям связи? Может, мы уже отстали так, что не догнать, не стоит и пытаться?

Наше технологическое отставание от мировых лидеров в этой области в каждом конкретном случае разное. Например, по базовым станциям или 5G-модемам у нас в стране особых технологических заделов нет, и пока планируется только локализация зарубежного производства, в том числе концерном «Созвездие», входящим в госкорпорацию Ростех. А вот программно-определяемые радиосистемы (т.н. SDR-модемы), которые могут выбирать радиочастоту для работы по команде от управляющего программного обеспечения, у нас в России уже есть, они производятся как в периметре Ростеха, так и за его пределами. Еще один пример: в НИИ «Масштаб» существует технология виртуализации сетевых функций, аналогичная технологиям виртуализации IT-инфраструктуры. Не могу сказать, что эти разработки превосходят мировых производителей, но заделы для развития тут, бесспорно, существуют.

Есть ли возможности для кооперации внутри страны в этой сфере? У кого есть компетенции? Или, например, есть возможности для международного сотрудничества?

Много технологических заделов в области оборудования связи у различных компаний Ростеха. Кроме того, нужные разработки в области абонентской сети 5G есть, например, у томского «Микрана». При этом надо понимать, что оборудование связи сейчас все больше движется в сторону универсализации. Ведь базовая станция, по большому счету — это компьютер. И тенденция такова, что добавочная стоимость производства оборудования связи все больше будет уходить в область программного обеспечения, а железо будет становиться все менее эксклюзивным и все менее маржинальным, а значит, более универсальным, чтобы получать прибыль за счет эффекта масштаба.

Для России это хорошо, потому что в программном обеспечении мы, надо признаться, пока более сильны, чем в железе. И тут как раз есть шанс для международной кооперации — сотрудничества, основанного на специализации, когда одни делают железо, другие — софт, и все вместе развиваются и зарабатывают.

Что еще мешает развитию в России собственных технологий 5G, кроме отставания от лидеров?

Для реализации потенциала разработок в области беспроводных технологий 5G необходимо снять ряд регуляторных, технологических и экономических барьеров, сдерживающих развитие технологии. Во-первых, очевидно, нужно, чтобы сам стандарт 5G был наконец принят. Международный консорциум 3GPP и другие участники индустрии планируют, что это произойдет в течение этого года. Для России остается актуальными вопросы «расчистки» радиочастот в диапазонах, необходимых для развертывания сетей 5G. Как вы знаете, там идут большие споры вокруг самых подходящих диапазонов, есть разные мнения относительно возможности конверсии диапазона 3,4–3,8 ГГц, как и способах одновременной работы гражданских и специальных средств связи в этом диапазоне. Очевидно, что пока проблемы частот решены не будут, ни о какой сети 5G говорить вообще не приходится — ни на иностранном, ни на отечественном оборудовании.

Чем нацпроект «‎Цифровая экономика» может помочь в создании отечественного оборудования связи?

Разрабатывать оборудование нам все равно бы пришлось — есть нацпроект или бы его не было. Принятие государственной программы на самом высшем уровне поможет упорядочить этот процесс, синхронизировать усилия. Чтобы не получилось, например, так, что все компании разрабатывают один и тот же узел, а другой, без которого тоже никак нельзя, остается «неохваченным». Или, например, чтобы не получилось так: кто-то долго разрабатывал «железо», вкладывал деньги, человекочасы, нервы, а спустя два года выясняется, что технология пошла совсем другим путем и все потрачено впустую, рынку этот продукт не нужен. Четкая программа развития технологии, разработанная лучшими экспертами, даст понимание, куда нам нужно двигаться, и кто в какую ячейку в этой картине может «впрячься», чтобы и дело делать, и зарабатывать вместе, и не мешать друг другу.

В общем, нам нужен хороший план развития, дорожная карта. Мы рады, что Национальный центр информатизации выиграл конкурс на создание дорожной карты по развитию технологий беспроводной связи. Считаю это логичным выбором, ведь большинство компетенций в стране в этой области именно у Ростеха. При этом, мы не собираемся и не имеем права монополизировать повестку. Именно поэтому мы сейчас в процессе подключения к работе над дорожной картой команд из Ростелекома и Сколково. Они заняли второе место в конкурсе после НЦИ, и это означает, что у них достаточно компетенций. Да и то, что Ростелеком вообще принимал участие в конкурсе, говорит о том, что у оператора есть свое понимание того, как нужно развивать беспроводную связь в России. Будем синхронизировать наши позиции, активно взаимодействовать с операторами связи и экспертным сообществом.