Цифровые продукты «Росатома» уже давно вышли за пределы атомной отрасли и активно применяются в инженерных, строительных и IT-проектах, а также при организации безопасности на крупнейших соревнованиях и при создании инфраструктуры «умных» городов. Какие продукты госкорпорация готовит к мировой экспансии, рассказала директор по цифровизации «Росатома» Екатерина Солнцева.

— На своем сайте «Росатом» пишет, что его цифровые амбиции — технологическое лидерство как на российском, так и на мировом рынке. Как вы оцениваете, насколько сейчас вы близки к этому?

— Когда мы говорим, что наша цель — технологическое лидерство, мы в первую очередь имеем в виду атомные технологии. Разрабатывая такие сложные объекты, как АЭС, мы просто обязаны поддерживать спектр наших компетенций на мировом уровне. Что касается «цифры», то сфера, в которой мы сейчас действительно никому не уступаем, это системы математического моделирования. У нас традиционно сильны математическая и физическая школы. И я говорю сейчас не про образование, хотя и это верно, я имею в виду практическое применение.

— Поставляете ли вы свои цифровые продукты на мировой рынок?

— У нас есть продукты, готовые для тиражирования на мировом рынке. Прежде всего, система «Логос», предназначенная для инженерного анализа и суперкомпьютерного моделирования класса CAE (Computer-Aided Engineering). Мы полагаем, что можем с соответствующей линейкой продуктов выйти на международный уровень. Сделать это мы собираемся вместе с другими независимыми российскими разработчиками. Для этого мы создаем открытую систему, в которую участники рынка смогут интегрировать собственные разработки, расчетные коды, продукты, чтобы, таким образом, предоставлять их заказчикам. Это, фактически, модель маркетплейса. И в этой модели «Росатом» выступает «ледоколом» выхода на глобальный рынок всей российской индустрии инженерного программного обеспечения.

Через единую цифровую платформу этот выход появится у целого ряда российских компаний, создающих конкурентный продукт. А сам рынок получит стимул для развития продукта с учетом потребностей заказчиков.

— Как развивается цифровая продукция «Росатома», на какой класс потребителей она ориентирована?

— Потребители наших цифровых продуктов — в первую очередь, это крупные промышленные предприятия, использующие цифровые системы управления предприятием и производством. Заметная часть цифрового бизнеса относится к «умным» городам, здесь потребителями выступают муниципалитеты и региональные власти. Нашими ЦОДами пользуются самые разные компании и организации, включая органы власти.

— В апреле Национальная квантовая лаборатория сообщила о создании прототипа квантового компьютера – ученым удалось собрать платформу из 20 ионов, захваченных электромагнитной ловушкой. У Росатома в целях – создать отечественный 100-кубитный квантовый компьютер. Как идет работа над этим проектом?

— Сейчас никто не знает, на какой именно платформе будет реализован квантовый компьютер, но мы работаем сразу над несколькими технологическими платформами. Тот прототип, о котором вы говорите – совместный проект РКЦ и ФИАНа в рамках проекта «Лидирующие исследовательские центры».

— Какие вы видите актуальные проблемы на пути цифровизации в России?

— Нам необходима тонкая настройка нормативной базы. И сделать это нужно как можно скорее. Мы много говорим о необходимости импортозамещения. Но для промышленности важна непрерывность рабочих процессов, поэтому многие госкомпании используют иностранное программное обеспечение наряду с российским ПО, которое тестируется и постепенно внедряется.

— Сколько у вас на данный момент цифровых проектов в реестре? И как обстоят дела с их экспортом?

— Сейчас на рынок выведено порядка двух десятков продуктов, а в целом в нашем портфеле их около ста. У нас есть движение и в экспорте, хотя сейчас мы считаем, что в первую очередь нужно отладить продукты на внутреннем рынке. Отладка продукта — очень затратный процесс с точки зрения времени. И требует глубокого взаимопонимания между разработчиком и потребителем, которое кратно проще и дешевле организовать на своей территории.

— Вы говорили о возможном выходе на глобальный рынок СКУД «Пилот» — системы управления доступом на крупные мероприятия, созданной «Росатомом». Удалось ли приблизиться к этой цели?

— «Пилот» известен успешным обеспечением комплексной безопасности объектов чемпионата мира по футболу 2018 года, Всемирной зимней универсиады 2019 года, Кубка конфедераций по футболу 2017 года. К чемпионату мира этой системой были оснащены 12 российских стадионов, где данное оснащение продолжает успешно работать. Матчи Евро-2020 в России тоже проходят на арене, где установлена наша система. Мы, конечно, ведем переговоры с организаторами об использовании этой системы на крупных мероприятиях в будущем, но не хочу забегать вперед.

В любом случае, мы убеждены, что всем будет полезно использовать апробированную систему контроля. Это же ведь интеллектуальная система: определяет права доступа посетителей при помощи всех популярных технологий считывания, включая биометрический анализ лица, регистрирует факты входов и выходов, ведет мониторинг заполнения объекта, обеспечивает информационный обмен с внешними системами. Особенностью «Пилота» является возможность объединения в единую систему контроля доступа оборудования территориально разнесенных объектов с поддержкой порядка миллиона пользователей в реальном времени.

— Помимо организаторов крупных мероприятий, кому бы еще была интересна эта система?

— «Пилот» предназначен для обеспечения безопасности объектов с массовым пребыванием людей. То есть, кроме крупных спортивных арен, это объекты транспортной инфраструктуры, например, метрополитен, аэропорты и вокзалы, это крупные бизнес-центры, музеи и выставочные комплексы, парки. Там, где есть большое количество людей, очень важно обеспечить управляемый доступ в разнообразные зоны и сделать это максимально незаметно для тех, кто эти мероприятия посещает.

Материалы подготовлены редакцией журнала «Компания».