Ирина Пыжова

Хотя отдельным технологиям интернета вещей в России уже десятки лет, пока этот рынок не оправдывает ожиданий, которые на него возлагали пять лет назад. Тем не менее технология постепенно проникает в разные отрасли экономики. В следующие пять лет драйверами его роста в России станут отрасли ЖКХ и агропром, а также рост применения технологий IoT будет заметен в промышленности.

Об интернете вещей (IoT) в России заговорили 5-6 лет назад – в 2016-2017 году. При этом парадигма интернета вещей известна в России уже более 15 лет, а отдельные элементы IoT, например: пультовая охрана или автоматизированные системы управления предприятий – существуют вообще около 50 лет. 

Этот рынок устойчиво растет, если брать среднюю оценку аналитиков – на 7-9% в год, и рос даже в не слишком удачный для развития инновационных направлений 2020 год. Правда, согласно прогнозам, пандемия повлияет на показатели 2021 года и рынок интернета вещей в России может немного сократиться, но, по мнению аналитиков, после этого интернет вещей вновь продолжит расти. 

Об этом говорят и результаты опроса, проведенного в конце 2020 года российской Ассоциацией интернета вещей (АИВ) среди своих членов. АИВ попросила их оценить 2020 год с точки зрения бизнеса компании. Интересно, что вариант ответа «Все плохо» не выбрал ни один из участников опроса. Почти 37% опрошенных выбрали вариант «Хорошо выступили», еще 31% проголосовали за вариант «Было плохо, сейчас лучше», а у 16% «ничего не изменилось». Более 10% опрошенных сообщили, что уровень продаж их компании в 2020 году вырос, у 37% продажи остались на уровне 2019 года, а у 37% сократились, но не более чем на 30%. Так что из результатов опроса можно сделать вывод, что отрасль IoT с честью выдержала испытания «ковидного» года и сумела даже немного продвинуться вперед.

Безопасность IoT вчера и сегодня

За прошедшие пять лет рынок интернета вещей в России сильно изменился. И дело не только в росте рынка и увеличении числа секторов экономики, в которых применяется IoT, но и в самом подходе к технологии. В частности, к ее информационной безопасности. Так, в 2017 году директор Ассоциации интернета вещей Андрей Колесников отмечал, что в IoT пока нет традиционных интернет-угроз, а основной проблемой для информационной безопасности является элементарное разгильдяйство многих компаний по отношению к базовым настройкам устройств IoT. Сегодня же кибербезопасность в интернете вещей вышла на первый план.

Например, более 20% опрошенных в 2020 году «Лабораторией Касперского» сотрудников предприятий одной из главных киберугроз 2020 года назвали кибератаки на промышленный интернет вещей (IIoT). Они считают эту угрозу более весомой, чем утечку данных и атаки на цепочки поставок. 

В целом же 55% сотрудников промышленных компаний убеждены, что распространение интернета вещей меняет подход к кибербезопасности автоматизированных систем управления. И они во многом правы: в 2020 году количество атак на промышленные и энергетические компании в России было весьма значительно. Но причина все та же – недостаточная защищенность устройств промышленного интернета вещей.

Проблема безопасности устройств интернета вещей актуальна во всем мире. В 2020 году британское правительство подготовило законопроект о регулировании производства устройств для IoT, направленный на защиту пользователей от кибератак и утечек персональной информации. В нем перечислены весьма суровые требования к безопасности, предъявляемые к интернету вещей. Например, все пароли к продаваемым бытовым устройствам с интернетом вещей должны быть уникальными и не подлежат сбросу на универсальный «заводской» пароль. Производители устройств должны быть доступны для потребителей, желающих сообщить об уязвимости, и обязаны действовать быстро для решения таких проблем. Наконец, все производители обязаны при продаже таких устройств сообщать минимальный срок выпуска обновлений систем безопасности приборов. Ожидается, что закон будет принят в ближайшее время.

Рост на «умных» счетчиках

Главными драйверами развития IoT в России, как и прогнозировалось пять лет назад, стали, кроме промышленности, отрасли ЖКХ и сельское хозяйство. 

Для ЖКХ главным вопросом стало внедрение «умных» энергетических сетей (smart grids) и «интеллектуальных» счетчиков (smart meters). Внедрение интеллектуальных технологий в ЖКХ – это, в первую очередь, возможность снижения потерь ресурсов, которые составляют 30-40% для электричества, 10-15% для воды и до 60% – для газа. Повышается также надежность систем, уменьшаются операционные расходы. 

Успешные примеры внедрения можно наблюдать в первую очередь в новостройках, когда дома изначально оборудуются «умными» счетчиками, а большая часть оборудования (трансформаторы, выключатели и т. д.) новые и обладают системами дистанционной диагностики, рассчитанной на работу в среде IoT. «Умное» ЖКХ становится частью системы «умных» городов.

Интересный факт: только за первую половину 2019 года энергетики Калмыкии, Ростовской, Астраханской и Волгоградской области сэкономили более 72,5 миллиона киловатт-часов электроэнергии на сумму около 200 миллионов рублей. Таких показателей удалось добиться за счет пресечения воровства электроэнергии с помощью цифровых счетчиков.

Главный вопрос, связанный с «умным» ЖКХ состоит в том, кто будет платить за инфраструктуру IoT. Необходимые приборы, мультиплексоры, контроллеры, системы передачи и обработки информации уже существуют на рынке, но управляющие компании не торопятся устанавливать счетчики с автоматической передачей данных – для них это пока нерентабельно. 

«Все проекты решений IoT в этой сфере – не про энергию и не про IT, они про деньги и про расходные части бюджетов, – отметил директор АИВ Андрей Колесников. – Расчетные «найденные потери» после внедрения цифровых систем учета по электричеству и воде составляют 7–12%. Но в особо тяжелых случаях цифра доходит и до 50%. Это KPI бардака и бесхозяйственности, который никто не хочет признавать».

Ситуация с установкой «умных» счетчиков выглядела не слишком радужно и пять лет назад, и даже в прошлом году. Так, в 2016 году в России было установлено 0,2 миллиона интеллектуальных электросчетчиков, в 2019 – 0,5 миллиона. Но в 2020 году положение начало меняться: с 1 июля 2020 года в силу вступил федеральный закон 522-ФЗ, согласно которому гарантирующие поставщики электроэнергии обязаны за свой счет устанавливать приборы учета в многоквартирных домах, а сетевые компании – в коммерческом секторе и в частных домах. За невыполнение требований предусмотрены штрафы. 

По прогнозу Россетей, в 2025 году объем рынка отечественных «умных» приборов для ЖКХ и строительства может составить 127,8 млрд руб., а до 2030 года в России будет установлено более 18 миллионов «умных» приборов учета электроэнергии.

IoT в сельском хозяйстве: перспективно, но медленно

Второй драйвер роста рынка интернета вещей в России – аграрно-промышленный комплекс (АПК), где при применении технологий IoT значительно снижаются издержки и повышается эффективность. «Если мы комплексно применим «цифру» в сельском хозяйстве, то только это даст прирост в 156 млрд рублей для потребления IT-услуг в России», – рассказывал два года назад Андрей Колесников.

В 2018 году вложения в информатизацию и цифровизацию сельского хозяйства в России были не слишком высоки. По данным Минсельхоза на IT в тот момент тратился всего 1 руб./га. В ведущих сельскохозяйственных державах эта цифра в 50(!) раз больше. При этом вложения в IT в сельском хозяйстве окупаются очень быстро. Например, только применение платформ прослеживаемости семенного материала на блокчейне сразу же уничтожило более 40% нелегального рынка семян.

Внедрение IoT на предприятиях АПК идет пока не слишком высокими темпами. По данным Минсельхоза, сегодня Россия занимает 15-е место в мире по уровню цифровизации, при этом только 10% пашен обрабатываются с применением цифровых технологий. В 2020 году Ассоциация интернета вещей проводила опрос среди предприятий АПК, и малые и средние компании оценили текущий уровень цифровизации как минимальный, а полной автоматизации они либо не ожидают совсем, либо в долгосрочной перспективе. Агрохолдинги, предприятия сельхозмашиностроения, разработчики IT-решений для АПК оценивают уровень цифровизации своих компаний как средний или высокий.

В первую очередь внедряются технологии, которые дают быстрый экономический эффект – это системы прослеживаемости, мониторинг сельскохозяйственной техники. Например, внедрение системы планирования, онлайн контроля и управления агробизнесом. «Агросигнал» позволяет за счёт сокращения потерь увеличить урожайность на 15%, за счёт сокращения издержек повысить рентабельность на 25%, а экономия затрат на горюче-смазочные материалы доходит до 50%.

Промышленный интернет вещей: самый важный тренд в IoT

Один из основных результатов прошедшей цифровой «пятилетки» – выделение промышленного интернета вещей (IIoT) в отдельное направление. По словам Андрея Колесникова, директора АИВ, промышленный интернет сейчас – самый важный тренд в IoT. Он позволяет сочетать операционные технологии, интернет вещей, системы управления производством с жизненным циклом производства.

По оценкам IKS-Consulting, объем рынка IIoT в 2019 году вырос в России по сравнению с 2018-м на 4%, до 7,92 млрд рублей, при увеличении объемов производства на уровне 3%. Самыми распространенными решениями в области IIoT стали системы мониторинга, управления горно-транспортным комплексом и проекты цифровых двойников завода, рудника, скважины или месторождения.

Однако «пандемийный» 2020 год не продолжил этот тренд. По прогнозам IKS-Consulting инвестиции в IIoT-проекты упали на 10%, до 7,1 млрд рублей, на фоне сокращения производства и урезания бюджетов на цифровизацию из-за последствий пандемии. Новых проектов в ближайший год никто не ждет, но есть надежда, что, по крайней мере, крупные компании не откажутся от заранее запланированных проектов в области IIoT.

«Куда ж нам плыть»

По прогнозам J’son & Partners Consulting, рост рынка IoT/M2M в России до 2025 года составит в среднем 5% в год – аналитики прогнозируют, что он увеличится до 86 млрд с 64 млрд рублей в 2019 году. Прогноз увеличению количества подключенных устройств интернета вещей также умеренно-оптимистичный, с 23 миллионов в 2018 году  до 42 миллионов в 2022-м, а рост составит не более 9%

Наибольшим потенциалом обладает рынок интернета вещей в ЖКХ – в первую очередь из-за появления в законодательстве требования об обязательной установке интеллектуальных приборов учета электроэнергии.

В ближайшие годы должен «выстрелить» и интернет вещей в сельском хозяйстве России – к вопросу  цифровизации в Минсельхозе относятся очень серьезно. Здесь уже началась реальная автоматизация: люди используют облачные решения, телеметрию, NDVI. И это наглядно демонстрирует, как внедрение IoT помогает накормить людей.

Наконец, главный двигатель развития интернета вещей – промышленный интернет. Драйвером роста и важной технологической основой для дальнейшего развития IIoT в России станут связь 5G, технологии искусственного интеллекта и облачные вычисления. Также на внедрение интернета вещей в промышленность повлияют государственные инициативы по цифровизации промышленности и развитию сквозных цифровых технологий.

Пандемия в какой-то степени простимулировала развитие неожиданных направлений на рынке IIoT. Одна из главных тенденций – удаленное управление персоналом и автоматизация бизнес-процессов. Как выяснилось: во многих случаях физическое присутствие человека на рабочем месте необязательно,  создание и развитие безлюдных производств и замена сотрудников «цифровыми» работниками станет одним из основных направлений развития IIoT на ближайшую перспективу.