В 2017 году компания «Россети» первой в отечественной энергетике инициировала пилотные проекты цифровой трансформации. В 2018 году на Совете директоров была одобрена Концепция ПАО «Россети» «Цифровая трансформация 2030», определившая основные направления развития компании. Сегодня она готова говорить о первых результатах и дальнейших планах. Прорабатывается использование big data и предиктивной аналитики, систем накопления и хранения энергии, инструментов виртуальной и дополненной реальности. О ходе работы рассказал заместитель генерального директора по цифровой трансформации «Россетей» Константин Михайлик.

–  Зачем нужен переход к цифровой энергетике?

Технологии меняют правила игры во всех сферах жизни. В «цифру» переходят госуслуги, банки, реальный сектор. Энергетика не может оставаться в стороне. В ХХ веке благодаря электрификации состоялась индустриализация. Сегодня преобразования в отрасли – важное условие для построения цифровой экономики. Это касается в первую очередь сетевого комплекса, который выступает в роли шины процесса – служит для связи разных функциональных блоков.

Российская энергетика всегда отличалась высокой степенью централизации и ориентировалась на крупную генерацию. В ближайшей перспективе революции не случится, но постепенно будет расти интерес к возобновляемой и распределенной энергетике. Кроме того, рынок станет более клиентоориентированным. Появится устойчивый спрос на дополнительные сервисы, которые делают жизнь лучше: «умный» дом, «умный» город, электротранспорт.

В этом смысле концепция «Цифровая трансформация 2030» – это не только инициатива «Россетей», но и требование рынка. Потребители хотят лучше понимать, как работает система, получать кастомизированный набор услуг. Кроме того, обновление инфраструктурных объектов позволит нам кратно повысить показатели надежности электроснабжения и повысить эффективность работы.

– Что подразумевается под цифровой трансформацией?

Речь о системных преобразованиях, а не локальном применении технологий автоматизации. Это означает изменение самой логики процессов за счет внедрения инновационных решений и перехода на риск-ориентированное управление. Работа идет одновременно в четырех контурах: цифровые объекты, цифровые системы управления, цифровой сотрудник и цифровые коммуникации.

В рамках первых двух контуров полностью «закрывается» производственное направление: обеспечиваются управляемость и наблюдаемость параметров сети в дистанционном режиме, осуществляется внедрение функций самодиагностики и самовосстановления сети.

В части решений третьего контура мы реализуем цифровые коммуникации во всех сегментах – с федеральными органами исполнительной власти и субъектами рынка, с потребителями. Уже запущены мобильное приложение для клиентов, Портал электросетевых услуг, Портал «Светлая страна».

Наконец, создается цифровая экосистема для сотрудников. В результате будет исключен бумажный документооборот, вырастут производительность и безопасность труда, сократится время ликвидации нарушений. Кроме того, прорабатывается создание VR-тренажеров для обучения, использование средств индивидуальной защиты с элементами дополненной реальности.

Каков порядок работы с принципиально новыми технологиями, требующими апробации?

Механизм реализации концепции «Цифровая трансформация 2030» предусматривает пилотирование технологий, а в случае успеха – масштабирование. В качестве примера можно привести создание цифровых районов электрических сетей (РЭС). Они характеризуются высоким уровнем автоматизации, которая позволяет реализовать «умный» учет электроэнергии, удаленную наблюдаемость, функции самодиагностики и самовосстановления. Пилотный проект в Калининградской области показал хорошие результаты: с 2016 года в Мамоновском районе среднее время восстановления электроснабжения снижено в 5,5 раз, потери электроэнергии – почти в 2,5 раза. Сейчас такие проекты реализуются на Северо-Западе, в Центре и Приволжье, а к 2030 году все РЭС станут цифровыми.

– Какие изменения уже могут увидеть потребители?

В этом году мы оказались в непростой ситуации, связанной с COVID-19, но она помогла оценить значение цифровых сервисов. Если бы такое случилось 20 лет назад, пришлось бы заморозить практически все коммуникации. На сегодня 984 из 1004 центров обслуживания клиентов «Россетей» переведены в онлайн.

Еще один пример – упрощение процедуры технологического присоединения. «Россети» давно работают в этом направлениям. Во многом благодаря этим мероприятиям Россия вошла в топ-10 рейтинга Doing Business по доступности электроснабжения. В 2020 году исключен бумажный документоборот, подача заявки на техприсоединение и оплата теперь проходят онлайн.

Еще одной важной вехой стало вступление в силу ФЗ-522, регламентирующего мероприятия по внедрению интеллектуального учета. Это крайне важный федеральный закон, который освободил рядовых граждан от несвойственной им функции организации учета электроэнергии. Теперь это зона ответственности электросетевых компаний и гарантирующих поставщиков. Причем с 2022 года можно будет устанавливать только «умные» приборы.

Интеллектуальная система учета – это постоянная связь с потребителем, источник оперативных данных о любых нарушениях. Благодаря этому открываются новые возможности для сокращения потерь, повышения надежности электроснабжения, уменьшения времени ликвидации аварий. Клиенты также оценят преимущества – они смогут получать точную информацию об энергопотреблении, управлять его объемами и стоимостью. Подготовка к вступлению закона в силу началась заблаговременно, в зоне ответственности «Россетей» внедрено более 2,7 млн приборов. До конца 2030 года будет установлено 18,1 млн «умных» счетчиков.

–    В целом российские производители готовы к запросам нового времени?

«Россети» плотно сотрудничают со всеми поставщиками, включая предприятия оборонно-промышленного комплекса. Они обладают уникальными компетенциями и могут выпускать конкурентоспособное по мировым меркам оборудование. Наглядный пример – производство «умных» счетчиков, о котором я упоминал.

В целом, мы ориентируемся на российских поставщиков при реализации концепции «Цифровая трансформация 2030». Она может стать мощным драйвером развития производителей высокотехнологичной продукции, поскольку формирует долгосрочный и гарантированный спрос.